Finder Services - Ваш помощник в Испании. Недвижимость, инвестиции, отдых. Тел.+34 93 410 48 59; info@findermag.com

Княжество Андорра. Часть I

Оглавление:

История Андорры Экономика  Андорры Жители Андорры

Андорра – карликовое государство в самом сердце Пиренеев, на границе Франции и Испании, оффшорная зона. Еще там катаются на лыжах. В принципе этих данных о стране вполне достаточно, чтобы отлично проводить там время, но для самых любопытных мы расскажем о Княжестве Андорра немного больше.

Насчет карликовости Андорры все не так однозначно. Это, смотря с кем мериться. С одной стороны, конечно, если подойти с российскими мерками, то на территории далеко не самой крупной Московской области ровнехонько уместятся сто андорр. С другой стороны, Андорра в тысячу раз больше Ватикана, в двести сорок раз больше Монако и в восемь – Сан-Марино. Так что Андорра – явный карлик-переросток, площадью 468 квадратных километров. По единственному крупному шоссе, проходящему через Андорру из Испании во Францию, ее можно не торопясь пересечь минут за сорок.

История Андорры

Основание государства, как и положено, начинается с легенды. Даже куда более молодые страны умудряются их сочинять, а для событий столь удаленных от сегодняшних дней, сам бог велел придумать какую-нибудь нескучную историю. Мол, основал Андорру в 805 году самолично Карл Великий, франкский король, в благодарность за то, что добрые жители горной долины провели его войска в тыл к арабам. После победы он даровал территории Хартию Свободы, и стали андоррцы жить поживать, добра наживать. История получилась уж больно американская, да и сомнения некоторые закрадываются. Документов-то никаких не осталось, личных свидетельств понятно тоже, а, немного зная андоррцев, предположить такой сусанинский альтруизм никак невозможно. Чтобы кто-то из них запросто так по горам войска водил, не на тех напали. Так что думается, сильно Карлу над мотивацией задуматься пришлось: либо денег дать, хотя зачем горцам деньги, либо, что в те времена более вероятно, смертью лютой пригрозить. В общем, история темная, как и положено легенде.

Кстати, согласно той же легенде, Карл, едва основав Андорру, тут же обложил ее данью аж в две форели в год из местной реки Валира.

Что много говорит о процветании этой горной страны тысячу двести лет назад.

К концу Х века тьма народных преданий потихоньку начинает рассеиваться, и история Андорры переходит из разряда легенд к историческим фактам. В 988 году Граф Боррель II (Borrell II), правитель Барселоны разделил свои владения между сыновьями, младший Эрменгол I стал первым графом Уржельским, ему, кроме непосредственно Уржеля, досталась в довесок еще и Андорра, не так давно подаренная франками за помощь в отражении набега норманнов. Никакой особой пользы от этой территории графы не извлекли и наилучшим решением посчитали в 1133 году продать долину епископу Уржельскому (Obispo de Urgel) за 1200 су. Сколько это составило бы в современных деньгах – непонятно. Если судить по размеру ежегодных податей, выплачиваемых андорранцами епископу, то наверняка немного.

На примерно две тысячи человек населения налагалась обязанность раз в год поставлять 4 окорока, 40 хлебов и вино.

Так что типичный медвежий угол, коим являлась Андорра почти до наших дней, епископу кроме хлопот и немного окорока ничего не принес. Перепродать ее, по-видимому, было просто некому, пришлось обязать в качестве христианской повинности стать «защитником земли андоррской» местного сельского виконта. А уж потомки того не преминули при удобном случае через третьи руки присовокупить «священную обязанность» к приданному французскому графу Фуа (Condado de Foix). Формально Андорра все еще принадлежала уржельскому епископату, но самый могущественный феодальный правитель Южной Франции Роже Бернар III, граф Фуа наотрез отказался повиноваться церковной власти. История зафиксировала некие «кровавые столкновения» между ними, хотя настоящий масштаб их неизвестен. В любом случае сомнительно, что столь активные споры вызвали вожделенные андоррские окорока, скорее речь шла о том, чтобы выяснить, кто круче. Круче всех в итоге оказался правитель Арагона Педро III Великий, принудивший стороны придти к мирному соглашению и подписать 8 сентября 1278 года в Лериде «акт-пареаж», который устанавливал совместное правление в Андорре епископа Уржеля и графа Фуа. Оба они становились полноправными князьями Андорры и чередовали свою власть через год. По четным годам правил епископ Уржельский, по нечетным – граф Фуа. В том же порядке делилась и подать, как и века назад полностью состоявшая из продуктов питания – все того же окорока, сыра, хлеба и овощей. Так что воевали можно сказать за еду. Никто из князей Андорры, конечно, и не думал приезжать в эту Тьмутаракань лично, править от их имени посылались доверенные лица – викарии.

Больше всего остались довольными достигнутым паритетом сами коренные жители Андорры. Благодаря особому статусу территории взятки с них были гладки, что с испанской, что с французской стороны. В армии андоррцы не служили и никаких военных налогов не платили, а от любых серьезных конфликтов их прикрывали «старшие братья» и высокие горы. Кстати, дешево отделавшись «огородными» податями, андоррцы стали потихоньку постигать азы финансово-денежных отношений. Благодаря своему удобному юридическому положению и географическому расположению они занялись тем, что культурно называлось «свободной перевозкой товаров через Пиренеи», а попросту говоря контрабандой, и за семьсот лет изрядно отточили это искусство.

Потихонечку освоившись в своем новом статусе и увидев, что за полтора века никто толком ими править так и не стал, андоррцы решили попробовать откусить немножечко права на самоуправление.

В 1419 жители Андорры добились от епископа Франциска де Товиа и графа Жана I разрешения на создание в стране выборного органа – Совета Земли (Consell de la Terra). Речи о всеобщем выборном праве, правда, не шло. Как и другие горные народы, андоррцы имели свою клановую систему: жили «домами» (или «семьями»). Все семьи делились на две социальные группы. «Los focs» (foc на каталанском означает огонь) – старинные родовитые семьи, могущие себе позволить выплату взносов в Совет Земли, и «los casalers» (в переводе с каталанского языка домовладельцы) – все остальные менее обеспеченные семьи. Естественно, политическая жизнь позволялась только представителям первой группы, впрочем, не такой уж и узкой. В 16 веке, например, на 179 андоррских семей «los focs» приходилось 600 семей «los casalers».

Все последующие века главной угрозой для жителей Андорры оставались ссоры между их французскими и испанскими покровителями, которые не раз могли привести к нарушению хрупкого баланса политики наплевательства на дела андоррцев. Единолично завладеть годовым запасом овощей, конечно, не было целью посягательств на Андорру, но почему бы не утереть нос противнику эффектным и не сильно затратным способом? На фоне веков полного забытья такие моменты не были очень часты, но неизвестно чем бы все закончилось, если бы каждый раз при возникновении сложной ситуации андоррцы не хранили абсолютный нейтралитет. За эти годы граф Фуа успел стать королем Франции, так что ровно половина власти в Андорре стала принадлежать французской короне. А уж монархам одной из крупнейших стран Европы явно было не до горной глубинки. Зато Каталония была по-настоящему крупным призом и, захватив ее в 1812 году, французы, не долго думая, включили в состав Франции еще и Андорру.

Хотя уже через пару лет все вернулось на круги своя, Каталония – Испании, а Андорра почти сама себе, не считая двух не слишком усердных соправителей.

 

Действующие принцы Андорры: Joan Enric Vives (епископ Уржельский) и Nicolas Sarkozy (Президент Франции)

К 1866 население Андорры выросло, и система самоуправления, просуществовавшая в неизменном виде четыреста пятьдесят лет, потребовала корректировки. Нет, номинальную власть князей, конечно, трогать никто не стал, а вот избирательное право и некоторые аспекты административных полномочий пересмотрели. Инициатором «Новой Реформы» стал местный просвещенный олигарх Гильен де Пландолит-и-д'Арено, не пожалевший сил, времени и немалых денег, чтобы епископ Уржельский утвердил положения новой андоррской конституции. Ждать одобрения с французской стороны пришлось чуть дольше, но через три года ситуация «созрела», и Наполеон Третий подписал все необходимые бумаги. По новым положениям Совет Земли превратился в Генеральный совет (Consell General), и избирательное право получили, наконец, главы всех андоррских семей. На тот момент конституцию страны можно было смело считать одной из самых прогрессивных если не в мире, то в Европе точно, ведь кроме прав в ней были прописаны жесткие ограничения на совмещение руководящих должностей в местных и Генеральном совете, обязательное переизбрание главы Совета каждые 4 года и так далее. Такой невиданный скачок прогрессивизма настолько впечатлил андоррцев, что следующих серьезных реформ пришлось ждать еще больше ста лет.

Женщины Андорры получили право голоса только в 70е годы XX века уже после латиноамериканок и африканок, а новую конституцию, отменяющую законодательно закрепленный в 1278 году феодализм, пришлось ждать до 1993 года.

Андорра последней из стран Западной Европы гарантировала жителям основные права человека и политические свободы. Подожди она еще чуть-чуть, реформу можно было бы не проводить, средневековое законодательство идеально подходит для того, чтобы идти в ногу с новыми мировыми тенденциями ограничения свобод в обмен на «безопасность». Как ни странно, но и после конституционной реформы князья остаются главами государства Андорра и даже сохранили кое-какие права, например, вето в вопросах международных отношений и законодательства. С французской стороны за князя выступает правопреемник короля Франции – Президент Французской Республики, а с испанской, как и более семисот пятидесяти лет назад – епископ Уржельский. Андорра и здесь выделяется на фоне других карликовых государств, форма правления которых – княжество, вполне привычно. Но в отличие, например, от Монако у Княжества Андорра ни одного настоящего князя нет уже много-много лет.

Экономика  Андорры

Андорра – прежде всего горная страна. Самая низкая точка в стране едва не дотягивает до тысячи метров, на небольшой территории высится сорок пиков выше двух тысяч метров. Горы и в первую и во вторую очередь определяют стиль жизни Андорры. Если вычесть из площади страны горы, едва останется два процента пригодной для проживания и сельского хозяйства земли. Немудрено, что немного овощей – это все, чем могли поделиться андоррцы со своими сюзеренами. Пытаться выжить, возделывая редкие островки малопригодной для сельского хозяйства земли – занятие малоперспективное. Сейчас в секторе сельского хозяйства занято менее одного процента андоррцев, а еще каких-то пятьдесят лет назад это было практически единственным бизнесом коренного населения (не считая контрабанды). Глядя на безупречно ухоженную современную страну сейчас, трудно представить, что первую дорогу из Испании в Андорру начали строить в 1914 году, а дотянули через всю страну до Франции только двадцать лет спустя. До этого времени полномочные представители соправителей Андорры сутками добирались к своим рабочим местам по горным тропам на ослах. Понятно, почему князья не стремились править страной самолично.

Нынешнее благосостояние Андорры всецело держится на секторе услуг. Четыре пятых ВВП приносит туризм, почти все остальное – финансовый сектор.

От сельского хозяйства осталось единственное прибыльное направление – выращивание табака.

Всю остальную сельскохозяйственную продукцию Андорра вынуждена импортировать, благо она вполне может себе позволить это делать. А все благодаря тому, что девяносто восемь процентов площади страны, которые занимают горы, теперь усиленно трудятся над наполнением бюджета. Зародившийся в пятидесятые годы массовый горнолыжный спорт открыл для одной из самых бедных стран Европы замечательные перспективы и не может не вызывать восхищение то, как андоррцы воспользовались этим шансом. Уже в семидесятых туристическая индустрия заняла значимое место в экономике страны, а все последующие реформы, включая новую конституцию, новый подход к формированию правительства были направлены только на одно – максимально эффективно привлекать и использовать капитал на территории Андорры. Этому немало поспособствовала и другая специализация страны – Андорра является оффшорной зоной, правда, с некоторой спецификой. Приехав в Андорру, вы, например, не сможете открыть счет в банке, если не являетесь ее резидентом. Вы также не можете владеть более чем 25 процентами в фирме, зарегистрированной на территории Андорры, остальные 75 должны принадлежать андоррскому гражданину. То есть извлечь выгоду из этого «налогового рая» не так просто, раем он является для не очень широкого круга «своих».

Из восьмидесяти тысяч жителей Андорры только тридцать тысяч имеют андоррский паспорт, а значит, допущены к активному участию в политической и экономической жизни.

Политика и экономика в такой маленькой стране, как нигде идут рука об руку.

Несмотря на то, что в стране зарегистрировано и активно борются несколько политических партий, регулярно проводятся выборы, это является только внешней стороной происходящих процессов. Страна, как и сотни лет назад, принадлежит всего нескольким «семьям», владеющим большей частью экономики Андорры. Речь ни в коей мере не идет об ущемлении прав человека или ограничении свободы выборов, со всем этим в Андорре образцовый европейский порядок. Но несколько десятилетий «цивилизации» не способны изменить веками существовавший уклад. Современные андоррцы по-прежнему остаются настоящими «детьми гор» с присущей им клановостью. Если у вас появились какие-либо экономические интересы в Андорре, не тратьте времени на официальные инстанции, ищите семью, контролирующую интересующий вас сектор. Если ваши предложения ее заинтересуют, вас проведут по специальному «антибюрократическому» коридору максимально быстро и просто. Главное тут не ошибиться в том, к кому обращаться, ведь андоррцы как японцы никогда не говорят «нет», с энтузиазмом берутся заниматься любым вопросом вне зависимости от их реальных возможностей и тихо хоронят ваше начинание сразу после прощания с вами.

Жители Андорры

Несмотря на то, что Андорра лежит ровнехонько между Испанией и Францией и исторически была поделена поровну, в ней все же гораздо больше испанского, чем французского. Верней каталонского. Почти шестьдесят процентов андоррцев в основном говорят на каталонском, еще почти сорок – на испанском, на долю французского и других языков остается совсем немного. Французов, как бы это ни было странно, в Андорре даже меньше, чем португальцев.

Но это голая статистика, если попытаться составить собственное мнение, прислушиваясь к языку, на котором говорит улица, то зимой это, безусловно, будет русский.

В «великом и могучем», как капли в море, полностью утонут и национальный каталонский и «международный туристический» английский. Летом смесь будет более разнообразной и уравновешенной: добавятся немецкий, голландский и японский, понять, в какой стране вы находитесь, можно будет только по вывескам. Это немудрено в стране с населением чуть больше восьмидесяти тысяч жителей, в которую приезжают больше двенадцати миллионов туристов в год.

Если вы все же пересечетесь с коренным жителем, то, скорее всего, он будет говорить на каталонском. Если вы встретитесь с кем-то имеющим маломальский вес в обществе и способен решать хоть какие-то вопросы, то он обязательно будет говорить на каталонском. Андоррцы, несмотря на всю «европейскость» и кажущуюся открытость и мультинациональность их страны, остаются очень закрытым народом. Среди каталонцев андоррцы – каталонцы в квадрате. Нет такого анекдота прокаталонцев, который был бы смешным в Андорре, здесь любой анекдот – недобор, по отношению к реальной жизни.

Приятельствовать с андоррцами легко и просто, можно мило сидеть в ресторанчике, обсуждая планы «завоевания мира».

Но никакой дружбы, в российском понимании этого слова, скорее всего, не получится. Должно пройти огромное количество времени для возникновения минимально доверительных отношений. И даже тогда, вас навряд ли пригласят в дом или на семейный праздник. Для местных жителей главное место в жизни занимает семья, обычно почти архаичной конструкции с бровастыми, крепкими, как дубы, девяностолетними дедами, прочно держащими всю власть в своих руках. Для Андоррца единственный шанс чего-то добиться – это пережить всех и тогда взять власть в свои руки, ну может не в девяносто, но в шестьдесят – минимум. А до этого необходимо терпеливо хранить верность твоему клану и служить «у золотой рыбки на посылках».

Оглавление:

Андорра. Часть II

Комментарии
Оставить свой комментарий
Имя:
Место жительства:
e-mail:
Ваш e-mail не будет опубликован
Символ с картинки:
Комментарий:

Комментарии публикуются только после предварительного просмотра администратором. Пожалуйста, не отправляйте один и тот же комментарий несколько раз.

Темы:
  • Интересные события

    Самые интересные события, происходящие в Испании. Афиша, репортажи.

  • Туризм

    Путешествия, туристические маршруты, музеи, памятники архитектуры, заповедные места, каталог вилл в аренду, каталог отелей

  • Интересные люди

    Интересные люди, живущие и работающие в Испании

  • Качество жизни

    Качестве жизни в городах, на побережьях и в поселках. Гастрономия и рестораны. Дизайн и интериоризм.

  • Недвижимость

    Виды недвижимости, тенденции рынка, где и почему лучше жить, юридическая консультация

  • Каталог недвижимости

    Каталог лучших объектов Барселоны и побережья Каталонии. Новостройки и рынок вторичных объектов

  • Гастрономия и рестораны
  • Шопинг

    Каталог магазинов лучших марок и советы по шопингу

  • Made in Spain

    Испанские бренды, известные во всем мире